Чьи интересы обслуживает современный фашизм


Сегодня в мире сложно найти термин, имеющий как в образованных кругах, так и среди простого народа более негативную коннотацию, чем «фашизм». Фашисты, захватившие в XX веке власть почти во всей Европе, совершили столько преступлений, что мировое общественное сознание признаёт фашизм наиболее человеконенавистническим политическим и идеологическим течением современной истории. Огромную роль в этом сыграли нюрнбергский процесс и кинохроника массового уничтожения и истязания людей.


Сам же термин «фашизм» превратился в রাজনৈতিক оскорбление. Только самые отъявленные маргинальные элементы сегодня гордо называют себя фашистами, остальные, в том числе и обыкновенные фашисты, предпочитают себя самоопределять совсем в других, более мягких названиях.

Разные определения


Подобно тому как нельзя судить о человеке по тому, что он сам о себе говорит, нельзя судить об объективном социальном явлении — фашизме — по тому, как фашисты сами себя называли, называют и что о себе писали и пишут. Абсолютно антинаучно и даже аморально популярное в кругах «специалистов» буквоедское «разъяснение», что фашисты были в Италии, а в Германии — национал-социалисты, в Испании — франкисты и так далее. Дескать, всё это разнородные политические явления, которые советская пропаганда намеренно смешала.

У нас в Российской Федерации имеется вполне официальное юридическое определение фашизма, сформулированное РАН для администрации Президента ещё в 1995 г.:

Фашизм — это идеология и практика, утверждающая превосходство и исключительность определённой нации или расы и направленная на разжигание национальной нетерпимости, обоснование дискриминации в отношении представителей иных народов, отрицание демократии, установление культа вождя, применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия, оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Правда, это определение нельзя назвать сущностным, оно лишь описывает признаки явления, причём в его конкретной исторической форме европейского фашизма Германии, Италии и их союзников.

В своё время Коминтерн с подачи СССР дал каноническое в марксистских кругах определение фашизму, как «открытой террористической диктатуры наиболее реакционных, наиболее шовинистических и наиболее империалистических элементов финансового капитала в целях осуществления исключительно грабительских мер против трудящихся, подготовки хищнической империалистической войны, нападения на СССР, порабощения и раздела Китая и на основе всего этого предотвращения революции».

Однако оно не стало общепризнанным ни в научных, ни в политических кругах. Коминтерн был органом сугубо политическим и имел влияние в основном только на коммунистов. Причём практика показала, что влияние это оказалось по большей части не идейным, а административным. Коминтерн в годы войны в связи с признанием того, что централизованное руководство коммунистическим движением себя исчерпало в новых условиях и каждая партия должна самостоятельно действовать в своей родной стране, самораспустился. Его теоретические установки перестали быть обязательными к исполнению компартиями, и начались натуральный разброд и шатания по многим вопросам, в том числе по вопросу сущности той или иной политической линии. Например, после смерти Сталина китайцы и албанцы выдвинули в отношении СССР теорию «социал-империализма», явно соотнося его политику с агрессией фашистских государств, а в советской пропаганде намекали на родственность маоизма и гитлеризма. Да и сегодня в КПК «Банду четырёх» официально иногда именуют фашистской. Короче говоря, каноническое определение Коминтерна, как и все другие его идеи, стали жертвой разноголосицы коммунистов, которые сами задвинули теоретически понятия и начали обзываться фашизмом или оскорбительно намекать на фашизм даже в отношении друг друга.

Кроме того, определение Коминтерна тоже весьма исторично. По нему фашизм есть диктатура против революции, причём явно просоветской, следовательно, там, где такой угрозы нет, по логике, и фашизму не место. Но так ли это в действительности? Скорее нет.

В то же самое время на Западе развивались свои представления о фашизме по ещё более печальной логике. Дело в том, что после объявления Америкой холодной войны СССР возник некоторый идейный казус, состоявший в том, что «демократический мир» от угрозы фашизма спас, вообще говоря, коммунизм в лице СССР. Тогда ещё фальсифицировать историю, что бравые американские солдаты практически в одиночку победили Гитлера, было невозможно — люди бы просто засмеяли, в том числе американские и английские ветераны.

Так вот, политикам остро потребовалось как-то ясно и понятно обосновать, что коммунизм и СССР — это плохо и с ними надо бороться. Наиболее отсталым слоям американцев и европейцев было достаточно того, что коммунисты против бога и неважно, что в СССР была свобода вероисповедания. «Кто не верит в христианского бога, тот враг Америки!» — такой лозунг работал прекрасно. Даже на банкноты доллара набили знаменитое «In God we trust». А вот людям с образованием нужно было дать что-то повесомее и поинтереснее.

Архитекторами холодной войны на идеологический щит была поднята теоретическая концепция американских интеллигентов, которая позволяла легко и наглядно смешивать фашизм и коммунизм. Она была включена во все образовательные программы и растиражирована в СМИ как общепризнанная. Это концепция деления всех социально-политических режимов на три типа: демократия, тоталитаризм и авторитаризм. Первый — это правильные, хорошие страны Запада. Второй — это фашисты и коммунисты, а третий — всё остальное. Таким образом, под фашизмом с этой точки зрения имеется в виду правый, националистический, расистский тоталитаризм.

Причём в основе самой идеи такого деления лежали вполне себе объективные факты. Действительно, в западных странах имелись демократические свободы в классическом понимании французской и американской революций (многопартийный парламент, свобода слова, передвижения и прочие гражданские права), тогда как при фашизме они попирались или отсутствовали. В коммунистических странах эти свободы тоже отчасти присутствовали, но на Западе считали их неправильными и неполными. Справедливости ради следует отметить, что коммунисты, в свою очередь, западные свободы и гражданские права считали чисто формальными и тоже их активно критиковали.

Таким образом, марксистское определение фашизма давалось через অর্থনীতি, через власть финансового капитала, тогда как на Западе сформировалось понимание фашизма через сферу политики — если государство контролирует все сферы жизни общества, значит, это тоталитаризм, который может быть правым — фашизмом и левым — коммунизмом.

О сущности фашизма


Разумеется, определять политический режим через экономические факторы куда более научно, чем через собственно политику, ведь экономика объективно первична по отношению к политике, идеологии и культуре. Более того, в обществе нет ни одного явления, которое появилось бы не вследствие неразрывной исторической цепи причинно-следственных связей и не было бы прямо или косвенно связано с теми или иными экономическими законами и закономерностями. В этом-то и заключается недостаток определения Коминтерна, так как не ясно, откуда появились «наиболее шовинистические и наиболее империалистические элементы финансового капитала» и почему они стали шовинистическими и империалистическими. Обычно это объяснялось угрозой коммунизма, но это, как сказано выше, очень слабый аргумент.

Поскольку появление фашизма не связано с особенностями развития отдельных народов, а является закономерным для любой страны, данная выше методологическая установка означает, что вся совокупность экономических отношений человечества предопределила неизбежность возникновения фашистской идеологии и создала опасность возникновения фашистского политического режима.

И здесь хочу высказать три мысли на суд читателей для приближения к выводу о сущности фашизма, который и должен его определять.

Первое. Какова основная тенденция системы объективных экономических законов той самой изживающей по мнению В.В. Путина модели капитализма? Экономики крупнейших доминирующих стран уже максимально монополизированы, все наиболее капиталоёмкие сегменты рынков контролируются группами крупнейших финансово-промышленных корпораций, что вынуждает капитанов бизнеса и подконтрольных им политиков признавать, что продолжить рост прибыльности возможно только за счёт подавления конкурентов в глобальном масштабе.

Просто они это признание, особенно на публике, не всегда выражают прямо, а прикрывают рассуждениями о «национальной безопасности», «защите западных ценностей», «заботой о гражданских правах» и мессианском спасении народов от авторитаризма и тоталитаризма. Поговорили об угрозах, исходящих от режима Саддама, а лапу наложили на иракскую нефть. Поговорили об ужасах режима Кадаффи, а к рукам прибрали ливийские недра. Поговорили о бесчеловечности режима Асада, а руки протянули к сирийской нефти. Поговорили о последнем диктаторе Европы, а чешутся руки по белорусской промышленности и газовой инфраструктуре. Особенно американских светочей демократии раздражают страны, в которых сильный госсектор и богатые природные ресурсы.

Второе. А в чём, собственно, сущностная разница между гитлеризмом и колониальной политикой старых европейских империй XIX, XVIII, XVII... века? Разве они не стремились, как и Гитлер, к мировому господству и не применяли геноцид по расовому и этническому принципу? Расизм придумали вовсе не в Германии, он был вполне респектабельной имперской идеологией в Европе задолго до Гитлера и фашистов. И, между прочим, колониальному фашизму не мешало становление и развитие демократических институтов внутри метрополий.

Разве политики, которые развязывали Первую мировую, говорили по сути не то же самое, что гитлеровцы с их «жизненным пространством» для немцев? Вообще говоря, немецкий и итальянский фашизм во многом завоевал популярность на основе реваншистских настроений после Версальской системы.

Третье. Если по методам и средствам агрессивная политика глобализации с навязыванием «свободной торговли» и западной идеологии сильно отличается от гитлеровского милитаризма с его тотальной войной и истреблением народов, то по конечным целям они же тождественны. Более того, и колониализм, и гитлеризм, и глобализация в американско-европейском понимании — это политика установления мирового господства одной этнической группы магнатов.

Таким образом, есть все основания считать, что в сущности фашизм — это вовсе не свастики и даже не лагеря смерти, а система идеологии и политики, обслуживающая стремление самых мощных и крупных частных корпораций (рабовладельческих, феодальных, рыночных) к полному подавлению конкурентов в мировом масштабе. Такой взгляд на фашизм продиктован рассмотрением материальной исторической причины его возникновения, и нет никаких оснований к тому, чтобы выделять европейский фашизм времён Второй мировой в какое-то отдельное понятие из-за развенчания его преступных средств и методов. Во-первых, какая-нибудь Британская империя действовала теми же средствами и методами, хотя никем и не была осуждена, а, во-вторых, невинных жертв от вековой политики войн и террора тех же демократических США, которые открыто не используют ни этнических чисток, ни лагерей смерти, может быть и больше.

Исходя из сказанного легко понять, например, кому служат фашистские банды на Донбассе, чьи претензии на мировое господство они защищают. Но вопрос можно поставить и шире, чем эти банды украинских нациков отличаются от самого украинского правительства после 2014 года...
13 মন্তব্য
তথ্য
প্রিয় পাঠক, একটি প্রকাশনায় মন্তব্য করতে হলে আপনাকে অবশ্যই করতে হবে লগ ইন.
  1. ওলেগ র‌্যামবোভার (ওলেগ পিটারস্কি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
    -3
    যে উদারতাবাদ বলে সে বলে "ব্যক্তি"; যে "ফ্যাসিবাদ" বলে সে "রাষ্ট্র" বলে।

    Автор всё таки склонен к марксистскому определению фашизма, но оно не полное.
    И да, нацизм отличаются от фашизма.
    Для нацистов лозунг выше звучал бы так:
    "кто говорит "нацизм", тот говорит "нация"
    1. শিরোকোবোরোডভ (আনাতোলি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
      0
      1. Это было неплохое определение, но недостаточное и слишком частное.
      2. Это несущественные отличия.
      1. ওলেগ র‌্যামবোভার (ওলেগ পিটারস্কি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
        -1
        উদ্ধৃতি: শিরোকোবোরোদভ
        1. Это было неплохое определение, но недостаточное и слишком частное.

        Даже чересчур частное. Ни Муссолини ни Гитлер не были представителями финансового капитала и опирались в своей политике на поддержку широких масс граждан своих стран. Как раз суть фашизма в политике, а не в экономике. Финансовый капитал пытался их использовать в своих интересах (в борьбе с левыми идеями), но быстро пожалел, что привел их к власти.

        উদ্ধৃতি: শিরোকোবোরোদভ
        2. Это несущественные отличия.

        По мне так приличное, но главное нацизм строил социализм для германской нации, итальянский фашизм строил корпоративное итальянское государство.
        1. আইসোফ্যাট অফলাইন আইসোফ্যাট
          আইসোফ্যাট (আইসোফ্যাট) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
          -7
          ওলেগ! Это слово, социализм, приделали исключительно для того, чтобы собрать под свои знамёна побольше сторонников. Время было такое, социализм ещё не изгадили и люди верили.

          Национальную составляющую взяли у сионистов. Тяп, ляп... и готово! Национал-социализм! Вроде, источники финансирования сионистов и нацистов тоже совпадают. И вперёд на борьбу с коммунизмом. Такие дела. হাস্যময়
        2. আইসোফ্যাট অফলাইন আইসোফ্যাট
          আইসোফ্যাট (আইসোফ্যাট) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
          -7
          দ্রষ্টব্য Правильнее сказать, что нацисты облокотились на обманутых ими людей. হাঁ
  2. ইস্পাত কর্মী নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
    0
    Для фашизма, вы слишком много рассуждали об СССР, Сталине и Коминтерне. Это для меня не приемлемо! Вам Сванидзе с Млечиным не родственники случайно?
    Про американский фашизм, вы вообще ничего не сказали, сославшись на корпорации, глобализацию и холодную войну. Зато про политику Украины в отношении Донбасса, Израиля в отношении арабов, Турции в отношении армян и т.д. ничего не сказали по существу.

    Чьи интересы обслуживает современный фашизм

    А кто у нас фашист? Где ответ в вашей статье?
    Убивать людей нельзя!! Но я за смертную казнь! Я русский. Я не националист, не экстремист, не фашист! Но когда я читаю высказывания Чубайса, Кудрина, Грефа, а здесь "Бендюжника", мне почему то хочется стать ими.
    1. শিরোকোবোরোডভ (আনাতোলি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
      +1
      1. Я как раз попытался навести читателя на мысль, что приравнивание коммунизма и фашизма = демагогия.
      2. По существу политика Украины по отношению к Донбассу фашистская, но фашизм этот не украинский по существу, а американский, так как правительство марионеточное. Политика Израиля по отношению к арабам тоже фашистская и тоже прямо связана с влиянием США в регионе. А вот Турция по отношению к армянам и курдам склоняется к фашизму уже на основе интересов собственно стремления турецкого крупного бизнеса к доминированию в мире. Почему автор не написал это прямо? Чтобы читатель мог сам сделать эти выводы.
      3. Чубайс, Кудрин, Греф и т.п. публика проводят ТОТ же американский фашизм, по крайней мере на словах уж точно.
      1. ওলেগ র‌্যামবোভার (ওলেগ পিটারস্কি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
        -3
        1. Ваш посыл, что демократия = фашизм демагогия.
        2. Какие признаки фашизма Вы видите на Украине?
        1. আইসোফ্যাট অফলাইন আইসোফ্যাট
          আইসোফ্যাট (আইসোফ্যাট) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
          -6
          Олег, свои утверждения надо обосновывать! Я бы вам рекомендовал начать с определения.

          На бытовом уровне наши граждане отождествляют нацизм и фашизм. Я считаю, что это правильно.

          Не надо забалтывать людей "философскими" спорами и уходить от проблем. Вы со мной согласны Олег? মনে
      2. ইস্পাত কর্মী নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
        -1
        Я как раз попытался навести читателя на мысль

        Ваши читатели по уровню образования, мыслят как хотят. А чтобы они мыслили в правильном направлении, вы должны говорить конкретней.

        ТОТ же американский фашизм, по крайней мере на словах уж точно.
  3. শিরোকোবোরোডভ (আনাতোলি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
    +1
    Главным недостатком статьи можно считать то, что не вполне определенно дана связь между политикой фашизма и идеологией. Здесь дело в том, что этим частным монополиям плевать каким идейно-теоретическим образом обслуживать стремление к уничтожению глобальных конкурентов. Сказать, что это недоразвитые люди, как это делали в гитлеровской Германии ради интересов сименсов и круппов, или же, например, пенять на нарушение прав человека, "меньшинств" или обозвать "террористами" и "тоталитаризмом". Им неважно, ЧЕМ попрекать противника. Главное, сказать, что они живут "неправильно" и необходимо их разбомбить/ свергнуть правительство и т.п., чтобы подавить экономический потенциал и прибрать к рукам ресурсы.
  4. ইগর বার্গ অফলাইন ইগর বার্গ
    ইগর বার্গ (ইগর বার্গ) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
    0
    То что РАН сформулировал для администрации Президента- это такая хитрая отвлекалочка от действий Российского президента. На самом деле ФАШИ́ЗМ - это форма открытой диктатуры с опорой на расизм и шовинизм, направленная на искоренение демократии, на установление режима жестокой реакции и на подготовку агрессивных войн. Никаких ассоциаций не возникает?
  5. zenion অফলাইন zenion
    zenion (জিনোভি) নভেম্বর ৫, ২০২১ ০৫:৪০
    0
    Американский философ и поэт назвал фашизм и национализм - высшей формой империализма.