Переписка Москвы и Вашингтона: России следует перейти к разговору с позиции сильного


Российский МИД опубликовал ответ на ответ США по вопросам безопасности. К сожалению, затягивающаяся переписка двух государств не сможет претендовать ни на литературную ценность, ни на রাজনৈতিক. С обеих сторон пишут чиновники, тяжело поражённые канцеляритом, обращающиеся в основном ко внутренней аудитории. Жаль, что составители наших писем не вдохновляются знаменитым кусательным стилем Ивана Грозного или зубодробительной манерой ответа Сталина министру иностранных дел Британии Х. Моррисону, который в своё время, как и Байден сегодня, посмел напрямую обратиться к нашему народу.


Однако нельзя не признать, что публичная полемика враждующих государств — это замечательная практика, которая повышает ясность в международных отношениях, вскрывает политическую аргументацию сторон.

Одни за права, другие за обязанности


Центральным и наиболее дебатируемым вопросом переписки является соотношение права на военные блоки и обязательства не укреплять свою безопасность за счет безопасности других, которые зафиксированы на стамбульском саммите ОБСЕ 1999 года. Россия утверждает, что расширение НАТО на Восток попирает её безопасность, а значит, США и другие основатели НАТО не должны принимать в него сопредельные России страны, тогда как Запад говорит, что недопустимо ограничивать права стран свободно присоединяться к военным альянсам, они за политику «открытых дверей».

Позиция России по этому вопросу выглядит как наиболее слабая, так как легко представить дело так, что большая и сильная страна определяет судьбы маленьких и слабых стран, выдвигает требования к их внешней политике. Поэтому США многократно заявляли, что Россия пытается «вернуть» мир к политике сфер влияний, дескать, она требует, чтобы Восточная Европа, СНГ были сферой её влияния. А Америка вовсе не виновата, что другие страны хотят вступить в НАТО. Это, мол, их желание и они вправе.

Генсек НАТО Столтенберг примерно так и говорит о России:

Это означает фактическое признание, что Россия может контролировать, что делают или не делают ее соседи. И это тот мир, в который мы не хотим возвращаться. Мир, в котором большие страны могли накладывать ограничения на то, что суверенные независимые нации могли делать.

Настаивание российской стороной на обязательстве не укреплять безопасность за счет безопасности других при подобном рассмотрении ситуации действительно выглядит как буквоедство, поэтому конкретно в этом вопросе для западной аудитории Россия полемику проигрывает.

Непоследовательной выглядит ссылка на хартию, которая была подписана в ноябре 1999 года после того, как в марте того же года к НАТО присоединились Польша, Венгрия и Чехия. Разве это не было «укреплением безопасности за счёт безопасности других», как и в грозящей ситуации с Украиной или Грузией? Многие как-то упускают, что Польша имеет с Россией общую границу, а Чехия и Венгрия — это потенциальный тыл европейского фронта перед границей бывшего СССР.

Одним из самых значительных и содержательных аргументов России является то, что в случае если Украина будет принята в НАТО, подлётное время до Москвы и других главных центров России сократится до пяти минут. Звучит очень тревожно. Некоторые даже сравнивают сложившуюся ситуацию с Карибским кризисом. Однако большое ли значение имеет «подлётное время» для ядерной державы с возможностью гарантированного нанесения ответного удара по противнику фатальной мощности? Во времена Карибского кризиса ни одна страна не обладала такой возможностью, и размещение ядерного арсенала вблизи границ нарушало военно-стратегический паритет.

Иными словами, суть позиции России не вполне отражается в качестве дипломатической аргументации. Суть в том, что Россия не хочет, чтобы США расширяли сферу своего влияния в нашем регионе, а вопросы безопасности являются поводом для того, чтобы инициировать выдворение США из Восточной Европы.

Сейчас уже наработан обширный опыт вытеснения Америки из разных стран и регионов. На Ближнем Востоке позиции США значительно ослабли, их успешно выгоняют даже из Ирака. Исход американцев из Афганистана в Средней Азии стал настоящим символом конца старого миропорядка. Вот и Россия требует от США прекратить насаждать своё влияние, свернуть программу расширения НАТО на востоке Европы.

Дипломатический идеализм


Дипломатия возникла как одна из сторон внешней политики и сформировалась как более-менее самостоятельное направление государственной политики в XVIII веке. Дипломатия по самой своей природе призвана не проливать свет на сущность тех или иных процессов в межгосударственных отношениях, а затуманивать истинные цели и интересы политики. Договориться, обманув, перехитрить и запутать — вот в чём состояло искусство дипломатии на заре её формирования. К сожалению, и сегодня дипломатия часто пользуется теми же приёмами. Но главным бичом современной дипломатической сферы является её формализм, в который она впала после расцвета в XX веке международного права. Многие дипломаты мыслят как профдеформированные юристы, не видя за буквой содержания, не видя за текстом договоров, соглашений, актов, хартий реальной жизни.

Получается, есть как бы две политические реальности: одна — объективная, а другая — дипломатическая. В объективной реальности слабые и малые страны не вполне независимы, находятся под влиянием сильных и больших стран, а в дипломатической — все государства равноправны и суверенны, никаких сфер влияния не существует. В объективной реальности Россия требует от США уйти из Восточной Европы, а в дипломатической — обсуждает вопросы укрепления безопасности членов НАТО. В объективной реальности блок НАТО агрессивный и наступательный, призванный укреплять гегемонию США, а в дипломатической — он оборонительный, служит защите стран-членов. В объективной реальности ни о каком укреплении безопасности стран НАТО речи не идёт — им никто не угрожает, США осуществляют военное давление на Россию и Китай в рамках «холодной войны», а в дипломатической — они укрепляют свою безопасность за счёт безопасности других. В объективной реальности народ Донбасса выиграл гражданскую войну, создав две республики, и никогда не вернётся в состав Украины, а в дипломатической — «Минские соглашения».

Разумеется, реальная внешнеполитическая практика государств исходит не из дипломатических позиций и Устава ООН, а из объективного положения вещей. Но при этом политики так заигрались в дипломатию, что оказываются неспособными признать очевидное.

প্রথম: в мировой политике господствует не идеология Устава ООН, а право сильного, которое порождает пирамидальную структуру международных отношений.

দ্বিতীয়: сущность межгосударственных отношений прежде всего крупнейших западных милитаризированных государств состоит в борьбе за сферы влияния, собственность и рынки. Этой цели подчинены и расширение НАТО, и «цветные революции», и всё остальное.

Было бы куда полезнее, если бы переписка, полемика, пропагандистская перепалка и переговоры с США велись с позиции объективной политической реальности, а не дипломатического идеализма, пусть и закреплённого в международных уставах, соглашениях, актах и договорах.
3 ভাষ্য
তথ্য
প্রিয় পাঠক, একটি প্রকাশনায় মন্তব্য করতে হলে আপনাকে অবশ্যই করতে হবে লগ ইন.
  1. আলেক্সি ডেভিডভ (আলেক্সি) ফেব্রুয়ারি 20, 2022 15:28
    0
    Спасибо за прекрасную статью. Это очень важно.
    Возможно - одна из причин - формальный, "юридический" подход руководителя страны
  2. ক্রিটেন অফলাইন ক্রিটেন
    ক্রিটেন (ভ্লাদিমির) ফেব্রুয়ারি 20, 2022 16:19
    -1
    Конечно пора,вот только сильного найдут,кто способен и сразу начнут.
  3. সের্গেই লাতিশেভ (সার্জ) ফেব্রুয়ারি 20, 2022 23:49
    -3
    А, некоторыу уже начали празновать конец Омерики.
    Забыли, что конец Бакса некоторые успешные карьеристы и мошенники празднуют уже 30 лет.

    А с разными уходами - все просто. Тренируются на мелких афганах и ираках, подальше от себя. Рецепт со времен фараонов.